andreyvol_ko

И снова ёканый МРОТ


Министр труда и занятости Саратовской области Наталья Соколова заявила, что 3,5 тысячи рублей "вполне достаточно для минимальных физиологических потребностей".

Пошли ставки на понижение. Это такой новый тренд в наших илитных верхах. Но министру «статус», по её словам не позволяет так питаться....хотя, если подсчитать, то даже можно уложиться и в 2500, если не платить за канализацию и вывоз мусора. Гадить возле подъезда будет вполне нормально — ну а чо?! «тундра большой», «сибирь большой», места хватает. 

Но веет как-то всё время повторяющимися аналогиями.




« А сейчас пройдемте на склад и проверим наличие провизии.

По тому, как затягивал свое чаепитие маркитант, Андрей догадался, что он просто не хочет вести его на склад, где, очевидно, Латышев не был ни разу. Однако господин поручик был вежлив, похвалил скромность здешних нравов, отметил радость знакомства с Ага-Мамуковым, о женщинах он говорил как о лошадях, подробно разбирая все их достоинства, и маркитант снова замурлыкал. "Двести рублей возьмет", – думал он, прищелкивая языком.

На складе оказалось лишь несколько мешков сухарей – и все. На вопрос Карабанова, где же остальные запасы провизии, Ага-Мамуков весьма мудро ответил, что они находятся в Игдыре. Поручик вспорол мешок, взял один сухарь: он был действительно, как говорил Латышев, величиною с ладонь.

Решив действовать наугад, Карабанов бросил сухарь на чашку весов.

– Господин Ага-Мамуков, – сказал он, поманив маркитанта пальцем, – идите-ка сюда… Вы видите?

– Сухарь вижу. Хороший сухарь. Сам бы съел!

– А вы видите, что сухарь-то не тянет?

Маркитант попался на эту удочку – сухарь действительно не тянул положенного веса, но господин Ага-Мамуков оказался прожженным наглецом: он отломил от другого сухаря ломоть и бросил его на весы.

– Вот, теперь хорошо, – сказал он, подумав про себя: "Триста дать надо… Затем и придирается!.."

– А когда же будут доставлены остальные запасы провизии из Игдыра? – спросил Карабанов.

– Ишачка больная. Совсем мал-мал.

– До ишаков мне нет никакого дела, – строго сказал Андрей, и Ага-Мамуков мысленно подарил ему еще сотню рублей.

– Командование армии платит вам деньги, и вы должны честно выполнять свои обязанности. А сейчас – следуйте за мною.

Проходя мимо конюшен, Андрей снял с гвоздя моток веревки, и они прошли в крепость.

– А зачем веревка? – интересовался Ага-Мамуков, забегая вперед, чтобы заглянуть поручику в лицо.

Карабанов провел его в пустую комнату цитадели, под высоким потолком которой пролегала железная балка с крюком. Зацепив конец веревки за крюк, Андрей вежливо осведомился:

– Господин Ага-Мамуков, вы, кажется, присутствовали в крепости, когда мы вешали муллу, который пытался вредить нам? И вы, наверное, успели рассказать своей жене, как смешно дрыгал ногами этот султанский прихвостень?..

Неожиданно выяснилось, что Ага-Мамуков плохо знает русский язык и ничего не может понять из того, что толкует ему Карабанов.

– Я вам объясню, поймете, – утешил маркитанта Андрей. – Все это делается очень просто: сначала вяжется петля, вот так… Потом петля накидывается на шею, вот так… Видите, как все просто? А затем петля затягивается таким образом… Но я вас, господин Ага-Мамуков, решил повесить иначе. Вот, смотрите, как это будет…

Он зацепил его за ноги и вздернул вниз головой к потолочной балке. Руки Ага-Мамукова, хватая воздух, не доставали пола. Андрей закрепил веревку и присел на корточки, смотря в посиневшее лицо маркитанта.

– Вам так удобно, господин Ага-Мамуков? – вежливо осведомился он. – Вы знаете, русский солдат не всегда ест сухари. Он такой избалованный, что ему иногда захочется кашки. Да… Он настолько развращен в еде, что употребляет в пищу даже горох и капусту. Иногда он не прочь выпить и водочки… Я пойду, а вы пока подумайте над этим.»

ВАЛЕНТИН ПИКУЛЬ - БАЯЗЕТ.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic